О бюджетной политике и бюджете на 2019-2021 годы

Государственная Дума рассмотрела и приняла в первом чтении бюджет на 2019-2021 гг. Даже с недостатками бюджет надо принимать, чтобы регионы, социальная сфера и государственные компании получили после 1 января 2019 года необходимые финансовые ресурсы, но у ЛДПР остается много претензий к проводимой бюджетной политике.

Говорить надо не столько о цифрах, сколько о бюджетной политике. Именно политике, которая определяет расходы и доходы страны не на год другой, а на длительную перспективу. После 1992 года прошло уже больше четверти века, а бюджетная политика практически не изменилась. Большую часть доходов получаем от экспорта природных ресурсов, сейчас вот добавляется зерно, но это не мука и не макароны, то есть тоже не готовая продукция, а промежуточная. Пошли сразу по лёгкому пути − продавать ресурсы. Не вкладываться серьёзно в науку, машиностроение, химическую и лёгкую промышленность, чтобы больше продавать именно готовой продукции для обеспечения занятости, роста доходов. «Легкие деньги» от продажи ресурсов − не трудовые, не заработанные, а просто − природная рента. Отсюда пошла коррупция и спрятанные в оффшорах деньги (1 триллион долларов), которые могли бы быть в нашем бюджете.

Посмотрим на историю. В 1913 году половина доходов бюджета формировалась за счет государственных железных дорог и винной монополии. Транспортная экономика была в Российской империи. Акцизы от продажи алкоголя шли больше в казну, а не в частные карманы. Привязка российского рубля к золоту в начале 20 века привлекла обширные западные инвестиции в Россию. Но вывоз капитала из России превышал доходы от иностранных инвестиций. В России иностранный инвестор строил два завода, а у себя, на родине, − три завода за счет вывозимых из России денег. Вот два урока бюджетной политики в Российской империи − положительный и отрицательный.

Опыт СССР. Бюджет был частью плана развития народного хозяйства. План определял производство многих видов продукции в натуральном выражении, что обеспечивало экономический рост. В плане присутствовала программа капитального строительства по всем регионам страны − страна обустраивалась. Бюджет обслуживал план. Доля доходов от экспорта нефти и газа в бюджете в 1980-е годы была менее 10%. Основная часть доходов формировалась за счет налога с оборота и прибыли предприятий. Не было большой зависимости от внешних условий, от доллара, от МВФ и ФРС США. Но была зависимость от жестких планов, которые были направлены на оборонный комплекс и тяжелую промышленность, а не на потребительский сектор.

Полезно также учитывать опыт европейских стран, Германии, прежде всего. В бюджетной политике − это минимум внешних займов. И строгое финансирование всех государственных программ развития. Это также высокая зарплата при шкале налогообложения от 20 до 50%. Высокая зарплата стимулирует рост производства, чтобы удовлетворять платежеспособный спрос. А большие отчисления в бюджет от высоких доходов граждан увеличивают сам бюджет, что позволяет больше выделять денег на все социальные нужды. Подоходный налог граждан обеспечивает до 40% доходов в бюджет. В Европе давно поняли, что бедные люди страдают депрессией, ко многому безразличны, у них низкая производительность труда. Не понятно это только нашим экономистам-чиновникам. Повышать надо зарплату, вводить шкалу подоходного налога, тогда и интерес к хорошей работе у людей появится, и бюджет будет наполняться. Вот эти уроки полезно вспомнить, понять и применять на практике.

А что у нас сегодня? Чтобы увеличить доходы бюджета повышаем НДС с 18 до 20%. Якобы получим дополнительно 600 млрд рублей. Похоже, в Минфине обучены только арифметике, ведь увеличение НДС на 2 % приведет к тому, что рост экономики замедлится почти на 1%, а это около 1 трлн руб. Не экономия будет, а убыток. Не учли и то, что еще больше предпринимателей постараются уйти от налогов. А другие предприниматели будут выводить капиталы, чтобы создавать производства в Китае, Казахстане и других странах, где налоги меньше.

Чтобы уменьшить дотации из бюджета в Пенсионный фонд повышают пенсионный возраст. Опять удар по людям. Налогами − по предпринимателям, отсрочкой пенсии − по всему населению. «Новое старое» Правительство недавно сформировали, и вместо того, чтобы сделать действительно экономический рывок за счет резервов Центробанка, возвращения оффшорных денег, снижения налогов, взялись за поборы с предпринимателей и населения.

Увеличили земельный налог, налог на недвижимость в соответствии с новыми, гораздо более высокими оценками. Теперь вот надо обложить данью самозанятых (репетиторов, нянечек, строителей и других). То есть всех тех, кто своим трудом что-то полезное делает. Работа самозанятых сезонная, неравномерная. А почему возникли 20 миллионов этих самозанятых? Потому что нормальной работы нет − на предприятиях и в социальной сфере. Крайне мало создается новых рабочих мест. Для самозанятых нужно ввести небольшую плату в виде патента, но не налог.

Так что бюджетная политика в части доходов больше направлена на подавление предпринимательской активности. К примеру, налоговая служба рапортует о том, что сбор налогов увеличивается гораздо быстрее, чем растет экономика. Вскрывают лазейки ухода от налогов − это хорошо, но при этом налоговики имеют право в течение целого года вести проверку у предпринимателей, фактически парализуя их работу. Ограничить надо время налоговых проверок − не год, а месяц-два. Кстати, половину времени налоговые службы затрачивают на расследование по НДС. Здесь много злоупотреблений, особенно с возвратом НДС из бюджета при экспорте товаров. Давно предлагали заменить НДС налогом с продаж, как в США. Проще, точнее, быстрее зачислять, меньше мошеннических схем. Но кому-то нужна мутная вода, чтобы вести расследование и получать взятки.
Но главное, чего боятся наши финансисты-управленцы, − это серьёзных изменений в бюджетной политике, связанных с быстрым ростом экономики, а не с новыми поборами. Живёт правило Акакия Акакиевича − «как бы чего не вышло». Посмотрите, Дональд Трамп существенно снизил налоги и выел заградительные пошлины на ввоз многих товаров. Результат − в США экономический рост 3-4 %, у нас − 1,5 %. Кто мешает последовать такому примеру? Не следуют, потому что нет смелости. Проще заниматься «щипачеством» населения.

Все продолжается и в бюджете на 2019-2021 годы. Небольшой рост доходов − менее 2 % в год. Но это в текущих ценах, а цены будут расти на 3-4 % в год. Так что реального роста доходов большинства населения, вероятно, в эти годы не будет. Предполагается, что расходы бюджета будут меньше доходов. Бюджет становится профицитным, в основном благодаря росту цен на нефть.

Рост экономики на 3 % в год отнесли на 2021 год. В течение 2019-2020 годов рост будет меньше и, следовательно, экономика России будет все больше отставать по темпам от Китая, Индии, Вьетнама и других развивающихся стран.

В 2019 году рост тарифов на ЖКХ предполагается 4 %. Вероятно, будет и больше. Тарифы сейчас утверждаются в регионах, а более 70 субъектов РФ имеют дефицитные бюджеты. Вот уже и первые ласточки − так называемые социальные нормативы по расходу электроэнергии, газа и прочие коммунальные услуги. А то, что выше этого небольшого норматива, будет оплачиваться населением по гораздо более высоким тарифам. Опять не хватает денег ни у Газпрома, ни у владельцев электростанций и прочих энергетических компаний.
Бюджетная политика тесно завязана на обслуживание иностранных банков и развитие экономики других государств. Вот, что поясняет Силуанов по поводу фонда национального благосостояния (ФНБ): «Для чистоты бюджетного правила логично инвестировать вне страны». Что такое бюджетное правило − это то правило, которое и диктует МВФ нашей экономике. В соответствии с этим правилом все доходы от экспорта нефти по цене выше 40 долларов за баррель отправляются на границу, чтобы инвестировать чужую экономику. Название «Фонд национального благосостояния» − это просто издёвка. Речь больше идёт о благосостоянии граждан других стран. Эти деньги ведь тоже могут попасть под санкции. А это большие деньги. При цене нефти 80 долларов за баррель, только 40-45 идёт в нашу казну, а другая половина − в этот «Фонд национального благосостояния». В 2019 году Фонд составит 8 триллионов рублей, в 2021 году − 14 триллионов рублей, то есть приблизится по объёму к расходам бюджета, но будет лежать мёртвым грузом, овеществленный в западных ценных бумагах и западной валюте, чтобы в случае кризиса тушить пожар керосином. Большую часть этих денег надо направлять в наше сельское хозяйство, промышленность, оставляя 2-3 триллионов рублей как резерв.

Положительным в бюджете является реализация 12 национальных проектов: «демография», «здравоохранение», «образование» и т.д. В эти проекты направляется более 5 триллионов рублей. Деньги немалые, но все же гораздо меньше, чем замораживается в «Фонде национального благосостояния».

Ещё один положительный момент − это увеличение средств на машиностроение, производство станков и оборудования. По этой позиции мы критически зависим от импорта: ежегодно импортируем на 100 миллиардов долларов машин и оборудования, которые могли бы и сами производить, если бы в предыдущие годы больше средств направлялось на развитие своей экономики, а не на раздутые резервы и фонды. Большие резервы и фонды отражают неуверенность управленцев в том, что наша экономика будет успешно развиваться.

В целом, бюджет на предстоящие три года сохраняет тенденции предыдущих лет. Положительно то, что увеличиваются социальные расходы, сохраняется хорошее финансирование оборонного комплекса, но мы не видим экономического рывка, его поэтапной подготовки и реализации.

Следуйте экономической программе ЛДПР, и тогда активизируется экономический рост в стране, будут расти доходы граждан.