Рыба есть, но дорогая

12 июля в России отмечается День рыбака. Это ежегодный профессиональный праздник тех, кто занят выловом рыбы, ее транспортировкой и переработкой. Рыбная отрасль дает не только качественную и полезную пищу, но и обеспечивает почти полмиллиона рабочих мест, дает значительную валютную выручку (более 3 миллиардов долларов ежегодно – это только по официальной статистике).

Но парадокс здесь тот же, что и в добывающих отраслях, в деревообрабатывающей, металлургической промышленности – экспортируется продукция первичной переработки, а импортируется готовая продукция, изготовленная из своего же «сырья», которое было поставлено на экспорт. Более половины улова рыбы идет на экспорт – и это тоже по только по официальной статистике. Обрабатывающая промышленность – это «ахиллесова пята» российской экономики, отсюда деквалификация трудовых ресурсов, безработица, недостаточные для развития страны доходы федерального и региональных бюджетов, низкий уровень жизни 90 процентов населения. Медленно решаются эти проблемы и в рыбопромышленном комплексе. Явно недостаточно развита портовая и логистическая инфраструктура, не хватает мощностей по переработке рыбы, мало современных судов. Доля новых судов – менее 10 процентов, а почти 70 процентов – это суда с более чем десятилетним сроком эксплуатации.

Тридцатилетний упор власти на «эффективных собственников», которые быстро преобразят и сделают современной рыбную отрасль, не оправдывается. Это характерно практически для всех отраслей экономики. Без серьезных государственных инвестиций и создания государственных компаний не обойтись. Там, где окупаемость инвестиций более одного-двух лет, частник, как правило, не работает. А окупаемость судов и портовой инфраструктуры – пять лет и более. Государственные органы сегодня, как водится, заняты «прибыльной работой» — определяют и выдают квоты на вылов рыбы. А материальная база всего рыбопромышленного комплекса отдана частникам, которые любят только «быстрые деньги».

Потребление рыбы на душу населения у нас значительно ниже, чем в Европе, США, Японии. В структуре питания удельный вес рыбы также существенно меньше.

Необходимо увеличивать инвестиции для наращивания добычи, переработки и реализации морской и речной рыбы, чтобы выросло ее потребление во всех регионах России, и структура питания стала более здоровой и сбалансированной. Торговые сети должны закупать и создавать мощности по переработке рыбы из своих водоемов, а не расширять импортные закупки.

До сих пор высок импорт рыбы. В торговых сетях продается дорогая, с толстой подушкой льда, и совершенно невкусная «свежемороженая» рыба, которая при жарке расползается на клочки. Тема эта уже несколько лет обсуждается.

Надо решать эту проблему, чтобы, наконец, пенсионеры, дети, взрослые покупали нормальную, вкусную рыбу, а не лед с хвостами. Моряки отгружают селедку по 100 рублей за 1 кг, в магазине она более 250 рублей, лосось – оптовая цена 300 рублей, а в магазине уже почти 1000 руб. Бал посредников и торговцев. За последние пять лет они взвинтили цену на рыбу более чем в два раза.

Браконьерским способом в российских прибрежных водах вылавливается более тридцати процентов от регистрируемого объема добычи рыбы. Здесь «работают» и российские, и иностранные браконьеры.

Нужны более жесткие меры для пресечения браконьерства. Нужна полноценная рыбоохранная инспекция и расширение ее полномочий.

Численность работников рыболовных организаций за последние годы снизилась. Надо стимулировать рост численности занятых в рыболовной отрасли и закреплять здесь кадры. Профессия рыбака должна стать престижной для молодежи.

Выпуск молоди ценных видов рыб рыбоводными предприятиями в естественные водоемы и водохранилища в последние годы растет, но медленно, иногда и снижается.

В регионах надо наращивать разведение и вылов рыбы ценных пород (потому и полезных), чтобы снизить на нее цены и сделать доступной для большинства населения. Нельзя же допускать такое, что произошло за последние пятнадцать лет, когда вылов осетровых снизился более, чем в 200 раз. Не на 200%, а в 200 раз. Белорыбица практически исчезла. Каспийскую кильку высасывают насосами. Хищнически подрубили все воспроизводство: добывали более 100 тысяч тонн, а сейчас гораздо меньше.

Лучшее надо брать из мирового и своего опыта. Любая отрасль без профессионального управления не будет хорошо развиваться. И здесь одна из проблем государственного управления рыбной отраслью – это бесконечная административная чехарда. За последние 24 года курирующий рыболовство государственный орган реорганизовали более 10 раз. У него сменилось 12 федеральных руководителей. Из них восемь не были профессионалами. По образованию они были весьма далеки от рыболовства. Встречались силовики, представитель пенитенциарной системы, журналист, политик и так далее. То же, за редким исключением, происходило на региональном уровне. Рыбный комитет то подчиняли Минсельхозу, то выводили в отдельную структуру. В 2012 году опять перевели под Минсельхоз, причем с понижением статуса.

У нас сейчас, похоже, серьезно не занимаются кадровой политикой. Часто назначают на должности по семейно-клановым и местническим принципам. А это – путь в тупик. Отбор и «выращивание» настоящих, государственно мыслящих профессионалов – главная сегодня задача.